Приватбанк сдал Крым — его клиенты ополовинят фонд защиты вкладчиков

Банк России впервые использовал в Крыму механизм прекращения деятельности украинских банков. Сфера применения нового инструмента оказалась обширнее ожиданий — среди четырех банков прекращена деятельность и крупнейшего в регионе Приватбанка. Избежать этого шага и, главное, сопряженных с ним страховых выплат крымским вкладчикам на более чем 14 млрд руб. все же не удалось. Основные переговорщики с российской стороны — топ-менеджеры Банка Москвы, представлявшие интересы крымского государственного банка РНКБ,— и основной владелец Приватбанка Игорь Коломойский мирно договориться не смогли. Компенсация затрат России на выплаты будет зависеть от наличия и качества активов, оставшихся в Крыму у Приватбанка.

Вчера Банк России объявил о прекращении деятельности обособленных структурных подразделений на территории Крыма и Севастополя — Приватбанка, ВиЭйБи банка, банка «Киевская Русь» и Имексбанка. Причина — неисполнение обязательств перед кредиторами и вкладчиками. Теперь последние смогут реализовать свои права требования к указанным банкам в пределах застрахованных государством 700 тыс. руб. Фонду защиты вкладчиков (агент Агентства по страхованию вкладов (АСВ) по выплатам в Крыму и Севастополе). Конвертация страховых выплат из гривен в рубли будет проводиться исходя из официальных курсов ЦБ на 18 марта (для гривны — 3,78 руб.). Общий объем средств населения, размещенных в перечисленных банках, по данным «Ъ», на середину марта составлял 7,4 млрд гривен, или 29,97 млрд руб., при этом под гарантии Фонда защиты вкладчиков попадало 4,41 млрд гривен, или 16,6 млрд руб. Ранее заместитель гендиректора АСВ, глава наблюдательного совета фонда Андрей Мельников оценивал расходы на выплаты по всем страховым случаям в Крыму в сумму около 30 млрд руб. Таким образом, первый же случай применения ЦБ нового инструмента дал половину всех выплат.

На такой масштаб власти, по данным «Ъ», не рассчитывали и старались этого варианта всячески избежать. Дело в том, что 85% этой суммы приходится на Приватбанк (3,74 млрд гривен, или около 14 млрд руб.). А как раз с ним очень надеялись договориться. Об этом свидетельствует и то, что крайняя (для украинских банков в Крыму) мера в отношении Приватбанка была применена лишь сейчас, хотя банк полностью прекратил обслуживание клиентов в Крыму еще в марте. «До последнего времени обсуждалась возможность сохранения банка в Крыму в виде кредитной организации с российской лицензией или передача его активов и обязательств российскому игроку — подконтрольному крымским властям РНКБ,— говорит собеседник «Ъ», знакомый с ситуацией вокруг Приватбанка в Крыму.— У банка не просто самый большой на полуострове объем вкладов, но и огромное число клиентов, которые могут претендовать на страховые выплаты,— около 300 тыс. человек, обслужить которых тоже будет очень непросто. Понятно, что радикальные решения в отношении него принимать никто не хотел». Но пришлось, резюмирует собеседник «Ъ».

Основной владелец украинского Приватбанка Игорь Коломойский не стал отрицать, что российская сторона пыталась договориться о судьбе крымского бизнеса Приватбанка. «Мы не признаем присоединение Крыма Россией, но готовы были обсуждать возможность сделки по крымскому бизнесу с кем-то из российских банков»,— сообщил «Ъ» господин Коломойский. Впрочем, по его словам, единственными российскими банкирами, с которыми дело дошло до конкретных переговоров, стали лишь представители Банка Москвы — а именно глава банка Михаил Кузовлев и финансовый директор Михаил Березов. Как рассказал Игорь Коломойский, он лично вел переговоры с ними. «Правда, похоже, они действовали не в интересах Банка Москвы, а по поручению российского правительства»,— уточнил он. Получить комментарии Михаила Кузовлева и Михаила Березова относительно переговоров с Игорем Коломойским «Ъ» не удалось. В пресс-службе Банка Москвы от комментариев отказались.

Напомним, из-за риска санкций крупные российские банки постарались по возможности дистанцироваться от работы в Крыму и Севастополе.

Украинские «дочки» российских игроков, имевшие там подразделения, постарались оперативно их закрыть или, как Сбербанк, сократить. А Банк Москвы, в отношении «дочки» которого — РНКБ — ходили слухи о выходе в Крым, буквально на следующий день после их появления продал РНКБ крымским властям. В результате чего его бывшая «дочка» стала самым активно развивающимся в регионе банком.

Впрочем, договориться о передаче крымских активов и обязательств РНКБ — а именно об этом и велись переговоры — не удалось. «Наше предложение состояло в том, чтобы продать им наши крымские активы и из этих денег расплатиться по обязательствам перед крымскими клиентами Приватбанка»,— рассказал господин Коломойский, не уточнив, где именно проходили бы в этом случае выплаты. «Они же настаивали на передаче всего бизнеса в РНКБ,— продолжил он.— Мы не смогли договориться. Других серьезных предложений до меня не доходило». В такой ситуации решение по Приватбанку могло бы приниматься и быстрее, считают эксперты.

В ЦБ так не считают. «Любое решение должно быть обдуманным,— сообщил зампред Банка России Михаил Сухов.— До 17-го числа банки имели право решать, будут они продолжать деятельность в регионе или нет, постепенно накапливались жалобы кредиторов, наконец, достигнув количества, имеющего значение для принятия столь серьезного решения». Число вкладчиков и индивидуальных предпринимателей клиентов Приватбанка не раскрывается, разрыв между обязательствами и активами его крымских подразделений — тоже. Впрочем, по словам господина Сухова, понятие разрыва в случае с крымскими банками не имеет такого значения, как в случае с российскими. «Там нет процесса признания банка банкротом и введения АСВ в качестве конкурсного управляющего,— пояснил он.— Выплатив возмещение вкладчикам, Фонд защиты вкладчиков потребует от украинских банков возместить ему затраты, в случае отказа будет судиться, а при отказе ответчиков исполнять и решения судов — обращать взыскание на их активы (кредитный портфель, сеть отделений и т. п.— «Ъ»)».

Этот процесс небыстрый и в России, а в случае с трансграничными разбирательствами может затянуться еще больше, а за это время состав и объем активов может измениться, указывают эксперты. В такой ситуации, по сведениям «Ъ», не исключено, что на оставшиеся в Крыму активы могут быть наложены обеспечительные меры. Как указывают источники «Ъ», обеспечивать требования Фонда защиты вкладчиков пока «есть чем». По словам собеседника «Ъ» в Приватбанке, его обязательства в Крыму равны активам, однако часть из них в виде кредитов выдана на территории Крыма напрямую головным банком на Украине, поскольку крымское подразделение имело право принимать и выдавать кредиты лишь до определенной суммы. Кроме того, у банка остается самая обширная сеть отделений на полуострове — 337, из которых около 30% находятся в собственности.

Источник: kommersant.ru